Екатерина Мцитуридзе: «Культура должна быть выше санкций»


20.08.2014 1 октября в историческом здании биржи в Санкт-Петербурге впервые пройдет Международный медиафорум (СПММФ). Организатором СПММФ выступила компания РОСКИНО при поддержке администрации Санкт-Петербурга. О том, чего ожидать жителям и гостям Северной столицы, корреспонденту «Известий» рассказала глава РОСКИНО, главный редактор русской версии журнала Variety Екатерина Мцитуридзе.

— Как появилась идея СПММФ?

— Правительство Петербурга решило закрыть Кинофорум, не отвечавший, судя по всему, их ожиданиям. И нам, РОСКИНО, предложили разработать новую концепцию. Мы потратили примерно месяц на ее создание, изучили все возможные международные аналоги, статистику, факторы риска, выделили плюсы и минусы каждой идеи, обозначили ключевые цели. Для меня стало приятной неожиданностью, что Георгий Полтавченко и его команда приняли концепцию без бюрократических колебаний, нередко свойственных людям во власти: концепция радикальная, мы не меняем что-то, а создаем с нуля. Мы не несем груза ответственности за чужой прошлый опыт и самостоятельно отвечаем за наш. Лучше сшить новое платье, чем перекраивать старое.

— В чем же радикальность вашей концепции?

— Радикальность не в формате, а в переменах. Важно, что это Петербург — особенный город для России, для всего мира, для меня лично. Когда мы зовем гостей в Питер, это вне политики. По крайней мере, хотелось бы верить, что они приедут и в сегодняшней непростой обстановке. В этом смысле медиафорум приобрел даже большее значение, чем мы изначально закладывали. С самого начала речь шла о том, что СПММФ должен стать одной из современных и актуальных площадок в Европе. По примеру ПЭФ (Петербургский экономический форум).

Мы не говорим даже о Восточной Европе, потому что там таких площадок практически не осталось: был рынок в Будапеште, но со временем он утратил свою значимость. Есть в Берлине, но там важнее кинофестиваль, и спад экономики не влияет на него лучшим образом, плюс у них нет телерынка и полноценной интернет-площадки. Наша главная цель состоит в том, чтобы объединить кино, телевидение и новые медиа — всё, что происходит в интернете в индустрии развлечений. Второй столп концепции — сочетание профессионального сегмента — рынка и зрительских программ. В городе должно быть ощущение праздника и приподнятое настроение: «мы бежим на этот фильм, а через час там — другой, а завтра — то-то и то-то».

— Раньше было как-то иначе?

— Думаю, никто не ставил себе цель иметь пустые залы. Но проблема в том, что раньше в Питере был конкурс. А для конкурса необходимы мировые премьеры лучших фильмов. Этого ни Петербург, ни Москва, да и мало какой город кроме Канна, Торонто, Венеции и пары других могут себе позволить. Это данность на ближайшие годы. Если со временем культурная политика, которую сейчас вырабатывает администрация президента и Владимир Толстой лично, начнет работать по-настоящему, то Россия может стать актуальной в этой сфере. Но пока нам нужно выстроить локальную индустрию на таком уровне, чтобы ездить к нам стало необходимым и важным для профессионалов в сфере медиа. Силы притяжения постоянно меняются, и если Китай и Франция могут выстроить свою политику на международном уровне с умом и честью, заработать себе репутацию, то я не вижу причин, почему этого не может сделать Россия. И Питер в частности, который, я повторюсь, для иностранцев вне политики.

Создать в городе мультимедийную площадку — еще одна наша задача. Поэтому третья наша важная особенность — показы лучших фильмов года со всего мира, вместо второсортных премьер в конкурсе. Все эти условия команда губернатора одобрила, и с января мы приступили к работе.

— Что вы имеете в виду под новыми медиа?

— Новые форматы распространения контента в интернете, стартапы, стриминг, видео по запросу и многое другое. В рамках медиафорума у нас запланирована Стартап-аллея, в которой примет участие более 40 компаний со всего мира. Победитель получит грант на развитие, при этом и международные стартапы, и российские будут в равных условиях. Но нам, конечно, хотелось бы, чтобы продвигались отечественные идеи, поэтому мы пригласили ребят из «Сколково», Фонда интернет-инициатив, многих независимых игроков — всех самых ярких в этой сфере. Из-за рубежа приедут гуру этого направления: Шейн Смит, например, основатель многомиллионного стартапа Vice Media, или Бэн Ху, основатель проекта Circa news. Они будут участвовать в конференциях, давать мастер-классы.

— А молодых режиссеров привлекать планируете?

— В качестве параллельной программы мы открываем Кино Лаб (Лабораторию) мэтра российского и мирового кино Александра Сокурова (К.Л.А.С.). Отборщики проводят огромную селекцию, ищут в интернете 100 талантливых непрофессиональных режиссеров со всей России. В течение недели в Репино команда Александра Сокурова будет разбирать их работы, учить, устраивать для них показы, конференции, воркшопы, семинары. Сейчас формируется жюри. Призы: бесплатная пленка, возможность поработать на «Ленфильме», на базе студии «Пример интонации», которую Александр Николаевич задумал как раз для поддержки талантливых дебютантов.

— Кто еще из именитых гостей планируется?

— Мы не фокусируемся на именах, только на статусах и репутации участников. Медиарынок поддерживает Ассоциация продюсеров кино и телевидения России в полном составе. Международная сторона будет представлена главными производителями теле- и киноконтента в мире — HBO, Showtime, Starz, Fox TV, Freemantle, Endemol. Я очень надеюсь, что все приедут. В телесекции отказов пока не было.

— А в других были?

— Да. Телевизионщики оказались наиболее лояльными. Еще в апреле на Каннском телерынке (MIP TV) была непростая ситуация, но никто не высказал негатива. Я ожидала нового витка в июле, после новых санкций. Но пока всё в порядке. Гостиницы заказаны, мы их ждем. Финальное подтверждение будет в сентябре. Отказы и самая сложная часть подготовки — кино. Кино оказалось самым политизированным. Наши друзья из Warner Brоs. и Lionsgate сказали, что с удовольствием приедут, но, возможно, им скажут не ехать, и они не смогут. Это не отказ и не подтверждение.

— А если они не приедут?

— Мы просчитали разные варианты развития событий. Есть Франция, Китай, Япония, Бразилия, Аргентина, Индия, Германия, Швеция, Норвегия, Италия и многие другие страны, которые всё равно приедут. Как в латинской поговорке: когда молчат музы, говорят пушки. Музы не должны молчать никогда. Если даже к нам применяются бизнес-санкции, культура должна быть ограждена от этого. То, что британцы отменили уже почти завершившийся перекрестный Год культуры Великобритании и России, — это просто нонсенс.  

— Британцев тоже не будет?

— С ними сложные переговоры. До этого к нам собиралась большая бригада, планировался международный кастинг актеров, который они организовывали вместе с нами. В связи с отменой Года культуры они сказали, что их приезд не так поймут, хотя наше мероприятие не имеет никакого отношения к перекрестному году. С нашей стороны мы ничего не отменили — будет прекрасная программа «Чисто британское кино»: новые фильмы, которые не приобретены для проката в России или выйдут когда-нибудь в ограниченный прокат. Пять лучших на взгляд наших кураторов.

— Что еще ждет петербургских зрителей?
  
— Десять отменных показов каждый день, и кино, и сериалы. По всему городу будут показы фильмов, ни один из которых в России не демонстрировался. Некоторые из них куплены для проката и в дальнейшем выйдут, но большинство не приобретены вовсе. Десять программ, подготовленных ведущими критиками. Одна из моих любимых — программа северокорейского кино. Пять фильмов, целая панорама. Представлять кино приедет актриса одного из фильмов, а также куратор из ЦК партии Северной Кореи, который будет следить, чтобы всё прошло гладко. У них всё непросто!

Еще одна суперпрограмма Trofey — фильмы о политических лидерах XX и ХХI веков, мы покажем даже новый документальный фильм про Франсуа Олланда, который был не сильно счастлив появлению этой картины. Пять редчайших фильмов жанра научной фантастики, обусловивших появление «Гравитации», собраны в программу N-L-Po. Будет пять остросоциальных фильмов о подростках — Teen spirit, одно из самых актуальных направлений на любом кинофестивале. Из совсем нового — пять лучших фильмов фестиваля в Локарно, который завершился неделю назад, включая 5-часовой шедевр филиппинца Лав Диаса «С того, что раньше», получивший главный приз — «Золотого леопарда». Александр Мамонтов — большой культурный подвижник города — подготовил вместе со мной программу из пяти лучших, на наш взгляд, фильмов последнего Каннского кинофестиваля. И здесь меня больше всего радует, что мы покажем петербуржцам новый фильм юного гения из Канады Ксавье Долана «Мамочка», Гран-при фестиваля этого года.

— Гала-премьеры также ожидаются?

— Да. Причем мы решили уравнять по статусу теле- и кинопремьеры. Все — с красными дорожками, приездом групп. Покажем первые серии новых сезонов известных сериалов. Переговоры идут с «Подпольной империей», запланирован также телемост с «Родиной», которая в этот момент параллельно снимается в Турции.

— Все-таки давайте вернемся к Петербургскому кинофестивалю. Он заслужил не самую хорошую репутацию, не опасаетесь повторения истории?

— Прежде всего мы не можем отвечать за чужие ошибки. У нас сильная команда, и подготовка идет слаженно. Командный дух я стараюсь привнести в любой проект, которым занимаюсь. В Питере это сложилось.

— К слову, о команде. Попечительский совет форума впечатляет.

— Спасибо, это так. Было принципиально, чтобы его возглавил Георгий Полтавченко — человек, который инициировал создание медиафорума. Думаю, если бы было не так, мы  не решили бы львиную долю оргвопросов. Финансирование, например, также в основном выделяется из города — это 40 млн рублей. Остальную сумму мы добираем за счет партнеров — крупнейших холдингов НМГ и «Петромир». «Аэрофлот» — постоянный партнер РОСКИНО тоже с нами.

Для меня важно, что в попечительский совет вошел Федор Бондарчук. Это профессионал, который с полуслова чувствует актуальность проекта. Или президент Берлинского кинорынка Бекки Пробст, одна из культовых фигур в киноиндустрии. Или как произошло с Михаилом Пиотровским — очень сложно было попасть в здание биржи. Ее только передали Эрмитажу. Внутри здания не было ничего, и убедить, чтобы нам еще на полгода оставили пространство в таком состоянии, было непросто.

Он всегда для меня был немного легендой — в университете мы проходили в Эрмитаже практику. А тут я сижу с ним и обсуждаю какие-то современные проекты. Когда он сказал, что вовсе не против войти в совет, я внутренне поверила, что всё получится. Главное не говорить, что мы скоро станем Каннским фестивалем. Многие любят всуе его вспоминать. А я два раза уже работала в Канне в жюри и точно знаю, сколько лет, средств, сил и командной работы вложено в него. Одно скажу точно — мы сделаем достойное мероприятие. А насколько оно станет весомым, покажет время.

Источник: Известия